НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
ГУРБАНГУЛЫ БЕРДЫМУХАММЕДОВ: СТАВКА НА МНОГОВЕКТОРНОСТЬ
политпортрет
До недавнего времени Туркменистан оставался фактически закрытой для мира загадочной страной. Возможно, когда-нибудь историки разберутся в таинственной интриге, почему первый президент этой страны Сапармурат Ниязов, прошедший в СССР почти все ступени партийной и государственной карьеры, вплоть до работы в аппарате ЦК КПСС, избрал именно такой вариант государственного и национального самоутверждения Туркменистана. Фактом же стало и то, что его преемник Гурбангулы Бердымухаммедов буквально с первых дней прихода к власти решил вступить на путь серьезных социально-экономических и даже политических реформ, выводя страну из международной изоляции.
Нельзя сказать, что раньше в Туркменистане ничего не делалось для развития страны. За период правления Сапармурата Ниязова шло невиданное строительство дорог, создавались новые производства, шел процесс, правда, медленно, диверсификации экономики, основы которой базировались на экспорте энергоресурсов. Другое дело, что по мере развития непростых геополитических процессов, как в мире, так и в Средней Азии, становилось очевидным, что Туркменистан все больше и больше оказывается на периферии большой политики, превращаясь практически в объект ведущихся в регионе многоходовых игр. В качестве метода сохранения статус-кво была определена самоизоляция страны, сопровождавшаяся гипертрофированным культом личности «туркменбаши» Ниязова. В отношениях с Россией преобладали газотранспортные нотки, во многом подавлявшие восприятие иных проблем. Важнейшей из них было тотальное нарушение прав русскоязычных жителей Туркменистана и проживавших там граждан РФ.
Выправить сложившуюся ситуацию, используя для этого немалый экономический потенциал страны, выпало на долю Гурбангулы Бердымухаммедова. И, как это часто бывает в истории, новый лидер Туркменистана пошел вперед семимильными шагами, наверстывая упущенное, учитывая при этом достижения и немалые ошибки тех, кто вступил на этот путь значительно раньше.

Туркменский ветер перемен

Сразу после прихода к власти в Ашхабаде нового президента мировые СМИ как сенсацию подавали сообщения об открытии в столице Туркменистана и в других областных центрах Интернет-кафе, появлении сотовой связи, восстановлении Академии наук, изменении политики в социальной сфере. Но настоящей сенсацией можно рассматривать то, как новый президент Туркменистана стал интегрироваться в мировое сообщество, выстраивая так называемую многовекторную внешнюю политику. Сейчас о Туркменистане уже говорят как о набирающем день ото дня серьезном геополитическом факторе, способном не только изменить расстановку сил, но и расставить новые акценты во всей Средней Азии.
Все начиналось традиционно. Сразу после вступления в должность президента Гурбангулы Бердымухаммедов совершил визит в Саудовскую Аравию. Затем в апреле 2007 года последовал первый визит в Россию. Так Ашхабад расставлял первые главные акценты в своей внешней политике. С Россией и Казахстаном были заключены соглашения, подтверждающие как нынешний объем газовых поставок, так и их направление. Это свидетельствовало о том, что курс на отношения с Россией и странами СНГ для Туркменистана является приоритетным.
В то же время США и ЕС стали как бы заново «открывать» для себя Туркменистан. В Ашхабад зачастили различные политические эмиссары, представители ведущих газодобывающих компаний с предложениями осуществить различные проекты, обеспечить инвестициями. Кульминацией «западного вальса» вокруг Туркменистана стал визит в конце сентября 2007 года Бердымухаммедова в США. Тут не обошлось без восточной хитрости, поскольку официальным поводом этого визита президента Туркмении являлось его выступление на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Однако Бердымухаммедов в США встречался не только с представителями американских деловых кругов, но и провел переговоры с госсекретарем США Кондолизой Райс. Вслед за этим американская печать решила выбросить на свалку прежние информационные клише и заговорила об «открытии новой страницы в отношениях Туркмении и США».
Но туркменская сторона избегала брать на себя какие-либо обязательства даже в виде меморандума о намерениях относительно предлагаемого США и ЕС проекта транспортировки газа по дну Каспийского моря в Европу с уже примелькавшимся названием «Nabucco». Напомним, что о своем стремлении форсировать строительство Транскаспийского газопровода как альтернативы «российской газовой монополии» заявили, в частности, президенты Польши, Литвы, Украины, Грузии и Азербайджана в ходе саммита, состоявшегося весной 2007 года в Кракове. Тогда Гурбангулы Бердымухаммедов этот саммит проигнорировал, предпочтя ему встречу с Владимиром Путиным и Нурсултаном Назарбаевым, в ходе которой Россия, Казахстан и Туркмения подписали соглашение о реконструкции газопровода Средняя Азия - Центр и строительстве Прикаспийского газопровода, который должен пройти через территорию России.
Такая политика принесла плоды. В конце 2007 года «Газпром» пошел на пересмотр контракта с «Туркменгазом», и цена газа была зафиксирована до 2009 года включительно на уровне 100 долл. за тысячу кубометров. Недавно же Москва выразила готовность с 2009 года покупать среднеазиатский газ по ценам, рассчитанным исходя из стоимости топлива в Европе. Фактически это означает, что новые, так называемые альтернативные трубопроводные проекты, экономически не смогут конкурировать с существующим маршрутом экспорта через Россию. Но дело, как выясняется, уже не только в газе.

Новая доктрина Бердымухаммедова

На днях президент Туркменистана выступил в Ашхабаде перед дипломатическим корпусом. Он сообщил о выработанном документе, в котором определены главные векторы внешней политики страны на ближайшие пять лет. «Сохранение отношений с нашими ближайшими соседями, с которыми нас связывают общие исторические, культурные и экономические корни, является одним из наших внешнеполитических приоритетов, — отметил Бердымухаммедов. — Одновременно с этим мы будем развивать партнерство с такими странами, как Россия, Китай, Соединенные Штаты и государства Евросоюза».
Приведенный тезис распадается как бы на две составляющие: отношения с ближайшими соседними государствами и такими гигантами, как Россия, Китай, США и ЕС. Дело в том, что покойный Сапармурат Ниязов долгое время имел натянутые личные отношения с лидерами Азербайджана и Узбекистана Гейдаром Алиевым и Исламом Каримовым. С первым Ниязов не поделил спорные нефтегазовые месторождения на Каспии. Второго подозревал в региональных амбициях. Противоречия в треугольнике Ашхабад-Баку-Ташкент позволяли определенным внешним силам разыгрывать различные геополитические микрокомбинации.
Президент Туркменистана решил покончить с этим. Сейчас готовится открытие посольства Туркмении в Азербайджане. На днях завершились переговоры президентов Узбекистана и Туркменистана Ислама Каримова и Гурбангулы Бердымухаммедова. Главы двух государств не только продемонстрировали человеческое расположение друг к другу, но и подписали совместное коммюнике, протокол об обмене грамотами о ратификации «Договора о дальнейшем укреплении дружественных отношений и всестороннего сотрудничества между Республикой Узбекистан и Туркменистаном», подписанного в Ашхабаде 18 октября 2007 года.
Что касается второй группы государств, то Ашхабад демонстрирует желание формировать свои внешнеполитические приоритеты, исходя преимущественно из топливно-энергетических соображений. Заявив о том, что к 2030 году Туркменистан планирует более чем втрое увеличить ежегодное производство газа в стране, доведя его до 250 млрд. кубометров с нынешних 80 млрд. кубометров, Ашхабад стал раздавать «всем сестрам по серьгам». Во-первых, он подтвердил свое стремление принять участие в модернизации Прикаспийского газопровода. Во-вторых, ведутся активные работы по строительству двух экспортных трубопроводов: одного под названием «Средняя Азия — Центр», ведущего в Россию, и другого в Иран. Существуют контракты и с Китаем. Но самое главное в том, что Туркменистан принял решение поручить британской компании Gaffney Cline провести аудит газовых запасов Туркменистана. Таким образом, стало складываться устойчивое ощущение, что Туркменистан желает сохранить проект Транскаспийского газопровода в переговорной обойме. А это обстоятельство сохраняет высокий интерес Запада к Ашхабаду.
В таком же уже ставшим «фирменным» стиле провел президент Туркменистана переговоры и в Турции. Турецкие аналитики не скрывали желания, чтобы Анкаре удалось склонить Ашхабад к подписанию какого-нибудь меморандума исходя из заявленной Бердымухаммедовым приверженности политике диверсификации направлений поставок энергоносителей. Но помимо упоминания в коммюнике по итогам переговоров на высшем уровне энергетического сотрудничества, газовая тема не получила никаких документальных подтверждений. Более того, как отмечала газета «Миллиет», Гурбангулы Бердымухаммедов не отреагировал на высказывание турецкого президента Абдуллы Гюля о готовности Анкары внести вклад в проекты поставки туркменского газа европейским потребителям.

Наблюдатель в НАТО

Тем не менее подобная политика уже приносит Ашхабаду свои плоды. Глава Туркмении получил беспрецедентное приглашение принять участие в саммите НАТО в Бухаресте. Задача его визита в Румынию на этот форум, если судить по словам Бердымухаммедова, состоит в том, чтобы сохраняя нейтральный статус, «подтвердить готовность поставить свой миротворческий потенциал на службу миру, стабильности и всеобщей безопасности».
В 1995 году Ашхабад присоединился к программе блока «Партнерство ради мира». А в 2007 году Туркмения и НАТО подписали «индивидуальную программу по сотрудничеству». Действительно, Ашхабад стал выстраивать с Брюсселем достаточно доверительный диалог: президент Бердымухаммедов пользуется особым вниманием и расположенностью со стороны генсека Североатлантического альянса Яапа де Хоопа Схеффера. Официально стороны заявляют, что «важнейшим направлением кооперации усилий является совместная борьба с терроризмом и наркотрафиком с учетом того, что партнерство в этом направлении будет служить интересам как региона, так и европейских стран».
А это уже иное качество большой политики, в которой не бывает вакуума. И дело тут не в попытках экспертов выставить в алармистской тональности очевидные сближения Туркменистана с Западом. Понятно, что в данном случае больше оснований говорить о своеобразной дипломатической разведке, проводимой туркменским руководством на различных направлениях.
Проблема в том, что в некоторых московских кругах Ашхабад почему-то по-прежнему воспринимается только в двухмерном пространстве. Поэтому сейчас, когда Туркменистан вышел из международной изоляции и отказался от поводырей, выиграет только тот, кто способен использовать в обоюдную пользу новые нюансы современной туркменской политики. Поэтому можно утверждать, что сегодня именно от России, от ее поступательных, гибких и конкретных шагов будет зависеть будущее развитие отношений с Туркменистаном.

Григорий БАЙРАМОВ
02.04.2008

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©