НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
АНГЕЛА МЕРКЕЛЬ: СОВСЕМ НЕ ЖЕЛЕЗНЫЙ КАНЦЛЕР
политпортрет
По данным журнала Forbes, канцлер Германии Ангела Меркель уже третий год подряд является самой влиятельной в мире женщиной-политиком. Но при этом следует отметить, что это было еще до кавказского кризиса. После же вооруженной агрессии Грузии против Южной Осетии мир изменился, и особенно - для канцлера Германии.

В объятиях двойных стандартов
Между доктринально напичканной большой политикой и дипломатическими средствами ее обеспечения - огромная дистанция. На этом пути бывает немало предвиденных и непредвиденных препятствий. Это хорошо осознала в последние дни канцлер Германии Ангела Меркель, которой пришлось лавировать от попыток претворить в жизнь тщательно разработанный «План Штайнмайера» по урегулированию кавказского кризиса до заявления об «абсолютной неприемлемости» решения России признать Абхазию и Южную Осетию.
В промежутке между этими двумя вехами канцлер Германии демонстрировала свое представление о шкале человеческих и демократических ценностей, свое мировоззрение, видение соотношения сил в российском руководстве. Она была уверена, что действует наверняка, поскольку хорошо знает Россию. Когда Совет Федерации и Государственная Дума процедурно проводили решение о признании независимости двух бывших грузинских автономий, она публично заявила: «Я с большим беспокойством смотрю на постановление Думы о признании независимости Абхазии и Южной Осетии. Я ожидаю, что российский Президент не подпишет эту резолюцию. Это было бы очередной чрезвычайно критической ситуацией в отношении территориальной целостности Грузии». Значит, она верила в то, что кавказский кризис может «политически развести» Дмитрия Медведева и Владимира Путина, что позволит Меркель сыграть «свою игру». Но не получилось.
Одобренный же ею «План Штайнмайера» - демонстрация определенного искусства в дипломатическом пилотаже. Он предусматривал признание независимости Западом Абхазии при условии смены Сухумом внешнеполитической ориентации от России к Европе. И это несмотря на то, что в соответствии с организованной через журнал Spiegel «утечкой» фрагментов аналитического доклада министерства иностранных дел следовало, что еще в конце прошлого года канцлер располагала сценарными разработками относительно вариантов возможного развития событий на Кавказе. Один из них гласил, что в случае форсмажора в зоне приграничных грузинских конфликтов Россия может пойти на признание независимости Абхазии и Южной Осетии.
Тут много еще остается загадочного. Аналитики сейчас теряются в догадках, кто и как после кавказского кризиса организовал «утечку» в итальянскую газету La Stampa, где появились фрагменты доклада, подготовленного буквально за несколько часов до вооруженного вторжения Грузии в Южную Осетию. Так вот, оказывается, наблюдатели ОБСЕ сообщали, что Тбилиси осуществил крупномасштабную подготовку к атаке против жителей Южной Осетии.
Эту информацию следует присовокупить к анализу того, какой дипломатией занимался Берлин на Кавказе накануне грузинской авантюры. Была ли это его самостоятельная игра или отвлекающий маневр, прикрывающий Саакашвили? На этот вопрос предстоит ответить будущим историкам. Но в свете уже прошедших трагических событий становится ясным, что если бы берлинской дипломатии удалось вывести за скобки «мирного процесса» Абхазию, «навязав» ей переговоры с Грузией при посредничестве структур ЕС, то Южная Осетия оставалась бы в «одиночестве» и была бы обречена. Да и сам президент Саакашвили недавно в интервью одному западному изданию заявил, что предполагал «заинтересованность России, прежде всего в Абхазии» и считал «брошенной» Южную Осетию. Возможно, это и подвигло его на принятие решения начать против Цхинвала боевые действия. Поэтому цинично звучат слова Ангелы Меркель, которые она произнесла в Таллине вскоре после завершения кавказского кризиса: «Для дальнейшего сотрудничества России и Евросоюза необходимо соблюдение совместных ценностей, в которые входят уважение прав человека, демократических принципов и международного права. При несогласии сообществ в этих вопросах взаимодействие станет затруднительным».
В связи с этим канцлер отметила, что «Грузия и Украина станут членами НАТО» и что «ни у кого не может быть никаких сомнений в том, что эти страны получат план по подготовке к членству в альянсе». В то же время она выступила против прекращения сотрудничества НАТО с Россией. А во время чрезвычайного саммита стран ЕС в Брюсселе, на котором рассматривалось решение о принятии санкции против России, по нашим сведениям, Берлин предпринял немалые усилия для того, чтобы максимально смикшировать остроту момента.
Это - классика применения принципов «двойных стандартов» в большой политике. Но этим искусством, как выясняется, владеет не только Берлин. На днях итальянская газета Corriere Della Sera опубликовала заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова: «Для нас германский вопрос решен окончательно. Российско-германское примирение – один из важнейших факторов строительства новой Европы. Сегодня кое-кто пытается нас пугать Германией, которая-де, если ее выпустить из натовской клетки, будет угрожать всей Европе. На данный момент, как следует понимать, проблема вовсе не в международном положении Германии».

Испытание Кавказом
По мнению многих немецких аналитиков, события вокруг Южной Осетии стали самым крупным внешнеполитическим кризисом за все время пребывания Ангелы Меркель на посту канцлера Германии. «Ее пальцы вцепляются в светло-голубой пульт, она пытается придать лицу непроницаемое выражение. Но удается ей это не совсем. Глаза бегают», - так описывает состояние канцлера один из немецких журналистов, который вблизи наблюдал Меркель во время ее переговоров 15 августа в Сочи с Президентом РФ Дмитрием Медведевым.
Глава российского государства показывал своему партнеру по переговорам диспозицию по карте, говорил об агрессии Грузии. У канцлера был потухший взгляд. Она только сейчас начинает по-настоящему осознавать, что после 8 августа живет уже в другой эпохе, когда выстраивается новый миропорядок. Но для Берлина этот процесс сопровождается провалом во внешней политике, и причем не по вине министерства иностранных дел. Теперь Ангела Меркель понимает, что министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер может бросить ей вызов на предстоящих выборах. Кавказский кризис для нынешнего канцлера Германии стал ахиллесовой пятой.
С другой стороны, очевиден и серьезный кризис в ЕС. Это стало ясно после неформальной встречи во французском Авиньоне глав МИД 27 стран-членов Евросоюза, на которой была поставлена проблема не только выхода внешней политики ЕС из фарватера США, но и обозначился раскол Европы на «старую» и» новую». Чтобы что-то противопоставить России, необходимо было единство как минимум в масштабе Европы. Но его нет. Настает время выбора. Выходить из-под американского зонтика и начать осуществлять, подобно Франции, самостоятельный курс возможно, но уже при других лидерах. Есть и другой вариант - возглавить коалицию «новых европейцев» - вариант «Малой Антанты». Но для этого необходимы серьезные политические ресурсы. С воздуха они не возьмутся. Если же сделать ставку на ось Берлин-Париж, то сегодня это значит принять лидерство Франции в Европе. Характерно в этой связи высказывание французского журнала Le Point: «Время Буша прошло, Блэра уже нет. Меркель - на закате».
Часть вины за войну на Кавказе лежит на Германии. Берлин лишился определенного кредита политического доверия со стороны России. Но ФРГ критикует и кандидат на пост президента США Маккейн, что не предвещает ничего хорошего, особенно если в ноябре президентом Соединенных Штатов выберут его. Остается пережить только последние месяцы правления Буша, а потом все начать по-новому. Получится ли? «Точно будет непросто», - заметил с иронией министр иностранных дел Штайнмайер в Сочи.

Закат эпохи Меркель
Политика любят и уважают тогда, когда ему сопутствуют успех и удача. Тогда же, когда он оказывается в «полосе поражений», ему припоминают все старые грехи. В собственной партии Ангелу Меркель недолюбливают старые функционеры ХДС. Ей ставят в укор все - от предательства Коля до внешнего вида, который совершенно не соответствовал представлениям о том, как должна выглядеть удачливая женщина-политик, лидер одной из ведущих партий. Действительно, «железная фрау» не всегда оказывается в приличной политической форме. Как человек, выросший в социалистической системе, она, как выясняется, не изжила те синдромы, которыми страдают лидеры государств «новой Европы». Они свою ненависть к Советскому Союзу автоматически перенесли на современную Россию. Канцлер Германии, в отличие от некоторых лидеров «старой» Европы, оказалась в фарватере политики США. Но в отличие от лидеров «новой Европы» для Ангелы Меркель перенос своих синдромов на объединенную Германию – роскошь непростительная.
Опять же высказывания и многочисленные интервью канцлера практически невозможно трактовать однозначно. Например, она говорит, что будет выстраивать тесные отношения с Россией и - одновременно - что не будет работать с Москвой «через голову» восточноевропейских стран, в первую очередь Польши. Меркель высказывается за «особые отношения» и новый альянс с Францией и в то же время говорит о приоритете трансатлантических отношений.
И все же Ангела Меркель - первая женщина, ставшая канцлером Германии и первой представительницей бывшей ГДР на этом посту. Этим, наверное, сказано слишком многое. Если не все.

Сергей ВЛАДИМИРОВ
10.09.2008

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©