НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
АЛЕКСЕЙ КОСЫГИН: ПОЛИТИК ИЛИ ТЕХНОКРАТ?
политпортрет
В советскую эпоху народ и общество мало знали о своих вождях, за исключением тех их куцых биографий, которые тиражировались в партийных справочниках и документах. Конечно, кое-кто догадывался, что за стенами Кремля идет тяжелая политическая борьба как за власть, так и за претворение в жизнь нового видения дальнейшего развития страны. Пожалуй, именно в этом заключается главный феномен горбачевской «гласности», когда общество, не разобравшись по-настоящему в «программе Горбачева», почти единогласно поддержало его курс, приведший к развалу страны.

Генезис нового мифа о Косыгине
Так было и с реформами, которые ассоциируются с именем Алексея Косыгина. Разница только в том, что Алексей Косыгин пытался укрепить страну, придать ей новый облик, прежде всего за счет экономических преобразований. Но вырванный из широкого политического контекста «новый образ» Косыгина, создаваемый современными публицистами, опять вплетается в жесткую конъюнктуру. С одной стороны, его стали противопоставлять «гедонисту» Брежневу, «зашоренному идеологу» Суслову, «безликим марионеткам» Тихонову и Черненко. С другой - по контрасту неудачному реформатору Михаилу Горбачеву. Образ Алексея Косыгина от формулы партократа эволюционирует к системе технократа, хозяйственника, якобы далекого от перипетий политических баталий. В результате появляются легкие для восприятия, но сложные для оценки ситуации событийные фантомы.

Из сталинской гвардии
В Кремле Косыгин появился еще при Сталине. Считается, что бросок в «большую власть» Алексей Косыгин начал с питерского плацдарма, когда после масштабных партийных чисток 1937 года он оказался в кресле заведующего промышленно-транспортным отделом Ленинградского обкома ВКП (б). В 1938 году он становится председателем Ленгорисполкома - фактически вторым или третьим лицом в Ленинграде. В 1939 году Косыгина переводят в Москву на должность наркома текстильной промышленности. Еще год спустя он, оставаясь наркомом, получает ранг заместителя председателя правительства.
Историки не могут убедительно объяснить причины подобного быстрого восхождения Алексея Косыгина по ступеням партийно-государственной номенклатуры, хотя они предполагают, что «вроде бы Косыгин не принимал участие в репрессиях 1937 года». Затем Алексей Николаевич становился то министром финансов, то его «ставили» на подъем легкой и пищевой промышленности, то он терял ранг вице-премьера, то вновь его обретал, то входил в Политбюро, то вылетал из него. Наконец, уже после смерти И. Сталина, в конце 50-х годов, возглавил Госплан.
Современные питерские историки, для которых стало модным создавать «героев времени» из своих земляков, считают, что основным локомотивом, тянувшим вверх Косыгина, был Андрей Жданов, возглавивший после смерти Кирова ленинградские обком и горком партии. Однако, как известно, в конце 40-х годов прошлого века все выдвиженцы Андрея Жданова были репрессированы по знаменитому ленинградскому делу. В том числе был расстрелян известный экономист ленинградец Николай Вознесенский. Косыгин и тогда сохранил позиции. Некоторые историки утверждают, что из-под удара НКВД Косыгина вывел сам Сталин, который ему симпатизировал и видел в нем будущего главу правительства.
Когда после смерти И.Сталина в 1953 году в результате ожесточенной политической борьбы к власти пришел Никита Хрущев, начался очередной карьерный рост Алексея Косыгина. С 1960 года он - первый заместитель главы советского правительства (Хрущева) и член президиума ЦК. Если учесть то, что Никита Хрущев продвигал в верхи государственной власти прежде всего «своих», то можно с уверенностью говорить о том, что Алексей Косыгин принимал активное участие в событиях 50-х годов, когда шла борьба с Молотовым, Маленковым и Кагановичем. Ставка на Хрущева сделала Алексея Косыгина вторым лицом в государстве.
В октябре 1964 года против Никиты Хрущева партийные соратники устроили заговор. Для Алексея Косыгина это был момент выбора: поддержать своего бывшего протеже или стать на сторону его противников. Как пишут мемуаристы, Косыгин был поставлен в известность о готовящемся смещении Никиты Хрущева. На заседании Президиума ЦК КПСС 13 – 14 октября 1964 года, на котором снимали Хрущева, Косыгин выступал вслед за Микояном, который пытался заступаться за Хрущева, предлагая, в частности, сохранить за ним пост Председателя Совета Министров СССР. Косыгин резко выступил против этого предложения, заявив, в частности, о том, что «стиль товарища Хрущева не ленинский». В результате Косыгину достался пост главы советского правительства. Затем произошло невероятное: пост главы правительства стали политически дискредитировать до такого уровня, что за Алексеем Косыгиным закрепился только образ «хозяйственника». Эту блестящую аппаратную интригу провел Леонид Брежнев, который передал рычаги управления экономикой страны под контроль центрального аппарата КПСС.

Реформы Косыгина
В 1965 году Алексей Косыгин выступил с рядом инициатив, получивших название «косыгинских реформ». Их главная суть: укрепить принципы прогнозирования и планирования народного хозяйства. В основу планирования закладывались объемы только реализованной продукции, количество плановых показателей, спускаемых сверху и регламентировавших до мелочи каждый шаг предприятия, было снижено с 30 до 9 показателей. Из отчислений от прибыли на предприятиях создавались фонды развития производства и материального поощрения, заводы и фабрики получили право самим реализовывать сверхплановую продукцию, устанавливать штатное расписание и сметы.
В сельском хозяйстве закупочные цены на продукцию повышались в 1,5 – 2 раза, вводилась льготная оплата сверхпланового урожая, снижались цены на запчасти и технику, уменьшились ставки подоходного налога на крестьян. Более того, в августе 1974 года было принято постановление Совмина, по которому крестьяне наконец-то стали полноправными гражданами страны — на них распространили паспортную систему.
Видимые итоги реформы: в годы восьмой пятилетки (1965 – 1970 гг.) был налажен, например, массовый выпуск легковых автомобилей «Жигули». По инициативе Косыгина был заключен договор с итальянской фирмой «Фиат» на строительство автозавода и организацию производства современных автомобилей в Тольятти. Были достигнуты большие успехи в капитальном строительстве, улучшилось положение дел в сельском хозяйстве (в 1970 году общий рост сельскохозяйственного производства составил 9 %).
В тот момент о «реформах Косыгина» серьезно заговорили на Западе. В СМИ стали появляться положительные оценки деятельности советского премьер-министра. Одновременно Алексей Косыгин стал приобретать популярность и внутри страны.
Кстати, Запад в условиях «холодной войны» разыгрывал «карту» Косыгина, противопоставляя его Леониду Брежневу. Хотя нити интриги против Косыгина пока не прописаны историками, фактом является то, что на него на Старой площади все больше и больше стали посматривать косо. По свидетельству некоторых партийных мемуаристов, в атаку против Алексея Косыгина первым кинулся председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный. Затем его поддержал министр обороны Устинов. Но, как считают историки, главный клин во взаимоотношениях между Алексеем Косыгиным и Леонидом Брежневым удалось вбить заместителю Косыгина Николаю Тихонову в момент, когда в 1974 году выяснилось, что Брежнев серьезно болен. Один из референтов Косыгина Карпенко в своих мемуарах пишет, например, о бунте сорока министров. Затем к интриге были подключены Госплан СССР, центральный аппарат партии.
Существовал еще один важный момент. Именно в момент обострения политической борьбы в высших эшелонах власти СССР неожиданно на внешнем рынке стала складываться благоприятная экономическая конъюнктура для СССР на нефтяном и газовом рынке. Сейчас некоторые специалисты считают, что в то время для роста мировых цен на нефть и газ до уровня 100 долларов за баррель не существовало объективных условий. Но мировой «сырьевой бум» способствовал свертыванию «реформ Косыгина». Игра, как говорится, была сделана.
Мог ли Алексей Косыгин, имеющий огромнейший опыт в политической борьбе, переиграть своих оппонентов? Теоретически – да! Правда, именно в том, что реформу двигал не только он один. Среди партократов и бюрократов того времени было немало хорошо образованных людей, патриотов своей страны, которые желали стране добра, не жаждали развала СССР. Но им не удалось что-либо противопоставить тем политикам нового поколения, которые заявляли о своих политических амбициях и рвались к власти. «Чем хуже - тем лучше!»- было их главным девизом. Поскольку Косыгин является «сильным звеном в цепи», выбивая которое они получали возможности для выстраивания различных комбинаций вокруг ближайшего окружения Леонида Брежнева, по нему и был нанесен дополнительный удар. Алексей Косыгин остался в одиночестве. После смерти жены в 1967 году в нем что-то надломилось, он перенес два инфаркта. В конце концов, его вынудили подать в отставку.
Рассказывают, что карьера одного из талантливых сталинских выдвиженцев закончилась трагикомическим образом. Историки сейчас любят ссылаться на воспоминания зятя Алексея Косыгина Гвишиани. Оказывается, что незадолго до отставки Алексею Николаевичу позвонил в больницу Константин Черненко. Между ними состоялся примечательный диалог:
- Алексей Николаевич, вы все болеете, есть мнение, что вам надо подать в отставку.
- А почему Леонид Ильич мне об этом не скажет?
- Да он сам болеет...
Даже если такого монолога не было, он тем не менее выстроен в духе того времени.

Станислав ТАРАСОВ, Дмитрий ЕРМОЛАЕВ
11.02.2009



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©