НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
НИКОЛАЙ ЗЛОБИН: ОБАМА – ЗАКРЫТЫЙ И РАСЧЕТЛИВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ
интервью
Первая встреча президентов России и США Дмитрия Медведева и Барака Обамы, в принципе, все равно что уже состоялась. Чтобы осознать это, достаточно подсчитать, сколько рабочих дней осталось до первого апреля. Их вряд ли хватит, чтобы по уже согласованным экспертами и дипломатами решениям дописать протокольную часть часовой встречи двух лидеров в Лондоне. О том, какие же договоренности будут достигнуты президентами и каким вопросам они уделят особое внимание, в эксклюзивном интервью корреспонденту «РВ» рассказал известный американский политолог, один из авторов нашумевшей книги «Противостояние: Россия-США» Николай Злобин.

- Чего в Вашингтоне ждут от предстоящей встречи Медведева и Обамы?
- На самом деле, никаких особых ожиданий нет. Формат встречи президентов не подразумевает никаких серьезных разговоров. Обама на саммите «большой двадцатки» будет знакомиться со всеми лидерами стран, присутствующими на встрече. Поэтому он будет ограничен во времени и вряд ли сможет детально обсуждать какие-то серьезные вопросы.
Кроме того, в настоящее время у новой администрации США нет фундаментальной, детально продуманной программы действий в отношении России. Да такая программа и не может появиться так быстро. Ведь сейчас пересматриваются основы внешней политики США, и на выработку новых подходов потребуется время.
Дискуссии относительно внешней политики на российском направлении в США, конечно же, идут, но не слишком активные и частые. Так как вопрос отношений с Москвой для Соединенных Штатов не является острым.
В соответствии с требованиями американцев администрация Обамы должна в первую очередь заниматься экономикой. Поэтому «внешняя проблема» сегодня будет ориентирована в первую очередь на решение экономических проблем. А в этом Россия не является серьезным партнером, поскольку на нее приходится менее одного процента внешнеторгового оборота Соединенных Штатов.
Вопрос, который в Вашингтоне действительно заинтересованы обсуждать с Россией, – это контроль за ядерными вооружениями. В этой связи следует отметить, что мы живем в эпоху краха системы нераспространения ядерного оружия. А у нынешнего президента США есть желание и, по-видимому, воля эту систему реанимировать. А без России эту проблему решить невозможно.
Безусловно, в числе приоритетов Обамы находится Иран. Но как в этом направлении может конкретно помочь Россия, Соединенным Штатам пока непонятно. К тому же Обама, видимо, будет ориентироваться на установление прямого контакта с Тегераном.
В российско-американской повестке присутствуют и постсоветское пространство, и вопрос ПРО в Европе. Важно сразу осознать, что США выступают против монополии России на принятие решений на территории бывшего Союза. А поэтому конфликт интересов между Вашингтоном и Москвой по поводу этого региона будет продолжаться. Хотя и возможно изменение риторики.
Не исключены подвижки в переговорах России и США по вопросу ПРО. В первую очередь по причине высокой затратности этой системы и сложности ее реализации во время финансового кризиса.
Резюмируя, хотел бы отметить, что, ни в Москве, ни в Вашингтоне нет позитивных идей по развитию российско-американского сотрудничества. Опять же, каждая новая администрация в США обычно приходит с обращенными к России словами «Ребята, давайте жить дружно». Но дальше все продолжается по уже накатанной линии.

- Возможно ли установление между Обамой и Медведевым таких же близких отношений, которые были между президентами Джорджем Бушем и Владимиром Путиным?
- Думаю, что невозможно. У Обамы иной психологический тип, нежели у Буша. Новый президент более закрыт и расчетлив. И более самодостаточен, нежели Буш. Обама - продукт чикагской политической школы. Которая отличается от техасской. В последней большее значение придается личным контактам, симпатиям, антипатиям, психологии. В Чикаго же политика оценивается в большей степени как объект менеджмента.
В этом смысле с Обамой будет, с одной стороны, легче – он более предсказуем. С другой – тяжелее. Он не пойдет на уступки, исходя из личных симпатий.
Отмечу, что более благожелательно относящегося к России президента, каковым был Джордж Буш, найти невозможно. Буш был самым пророссийским президентом США в современной истории. И как бы ни относился Обама к России, его политика будет гораздо менее терпимой к Москве. А Буш, который часто критиковался в американском истеблишменте за то, что он слишком много «возится» с Россией, стал примером для Обамы, как не надо строить отношения.

- Кто будет доминировать в определении линии внешней политики США в отношении России: Обама, вице-президент Джозеф Байден, госсекретарь США Хиллари Клинтон или шеф Пентагона Роберт Гейтс?
- В принципе, в США именно президент формирует политику. Другое дело, что все люди, которых вы назвали, имеют большой авторитет и опыт.
Клинтон, конечно же, будучи первой леди, знает, как работает Белый дом изнутри, как принимаются там решения. Она это восемь лет наблюдала и даже принимала участие. Клинтон также хорошо знает, как работает Сенат – она была сенатором от штата Нью-Йорк. Она была активным сенатором и очень «честно» отработала свои сенатские годы. А поэтому она знает, как добиться нужного результата в Сенате. Объездив весь мир в качестве первой леди, она лично знакома с большинством мировых лидеров. А поэтому ей не надо будет руководить внешней политикой «по глобусу».
Клинтон, безусловно, будет проводить «политику президента», но у нее будет возможность ее формировать. В том числе и влиять на политику Обамы в отношении России.
К России Клинтон относится специфически. Она участвовала в реализации той политики, которую проводил ее муж Билл Клинтон. Более того, она активно участвовала в формировании политики в отношении постсоветских стран. У нее свое отношение и к Кавказу, и Средней Азии. Она очень любит Украину и принимает ее проблемы очень близко к сердцу. Клинтон, на мой взгляд, будет весьма проукраинским госсекретарем.
Что касается Байдена, то пока не совсем понятна роль вице-президента во внешней политике США. Соединенные Штаты – это страна, где обязанности политиков очень четко прописаны. Так что у Байдена их будет предостаточно. И насколько у него будет оставаться время для участия в разрешении внешнеполитических сюжетов – вопрос пока открытый. Хотя у него, конечно, гигантский опыт в мировых делах. Причем гораздо больший, чем у самого президента.
Политика Байдена в отношении России всегда была очень критичной. В какой степени он сможет влиять на Обаму – пока неясно. Но как бы то ни было, хотя бы на первоначальном этапе, фактор Байдена будет присутствовать.
Что касается Гейтса, то он известен тем, что оказался высокопрофессиональным военным менеджером, который не вмешивается в политику, а занимается своим Пентагоном. Оборонное ведомство США при Гейтсе было деполитизировано до предела. Гейтс - не Дональд Рамсфелд, который высказывался по политическим проблемам. Гейтс по подобным вопросам хранит молчание. Он не был политиком при Буше, и, думаю, не будет политиком при Обаме.
Насколько можно понять, глава Пентагона не собирается занимать эту должность вечно. А скорее всего, согласился только на «переходный» период. Более того, у Гейтса и так много проблем с Афганистаном, Ираком и реформой армии. Хотя, конечно, в вопросах ядерного разоружения его экспертная оценка будет восприниматься серьезно.

- Как вы думаете, удастся ли российской дипломатии при Обаме, воспользовавшись смещением его приоритетов в сторону Афганистана и Ирана, усилить свое влияние на постсоветском пространстве?
- Это вопрос в первую очередь к России. Не знаю, как данные процессы смотрятся из Москвы, но из США создается впечатление, что не Вашингтон выигрывает постсоветское пространство, а Москва проигрывает.
Если же Россия сможет фундаментально перестроить свою политику в отношении ближайшего зарубежья, то, мне кажется, доля Америки там значительно сократится.
США выступают против монополии России на постсоветском пространстве, но никак не подвергают сомнению ведущую роль Москвы в этом регионе.

- Как вы оцениваете предложение Обамы сократить стратегические ядерные арсеналы при неизменности позиции по ПРО? Не является ли это своеобразной «ловушкой» для России?
- Знаете, все может быть «ловушкой», если не будет анализа со стороны России. Если Москва «купится», то попадет в «ловушку». А так – любое предложение со стороны США – это предмет обсуждения. Опять же, это правило применимо и к сокращению ядерных вооружений – никогда и никому не удается достичь всего. А обычно достигается компромисс.
Так и в этом случае. Россия вполне может достичь компромисса с Соединенными Штатами. Но проблема состоит лишь в том, что компромиссные решения оставляют неудовлетворенными обе стороны.
Кстати, такой же подход применим и к вопросу ПРО. Ведь неприемлема как позиция Москвы – «строить ПРО нельзя», так и позиция Вашингтона – «мы будем строить ПРО, несмотря ни на что».
Надо искать компромисс. А компромиссов очень много – от создания глобальной системы ПРО, до допуска российских специалистов до объектов ПРО в Европе, которые будут построены. Можно достичь договоренности о количественных ограничениях относительно радаров и ракет-перехватчиков.
Главное при этом – уйти от взаимонеприемлемых позиций.

Беседовала Надежда ЕРМОЛАЕВА
25.03.2009

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©