НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Первая война Обамы
Белый дом начинает все больше втягиваться в операцию в Афганистане
В эту страну направляются новые военные подкрепления. Однако, судя по всему, «быстрой победы» - если она вообще возможна - ждать придется долго.

Война на три фронта

В США не делали секрета из того, что в конце апреля начнут широкомасштабную боевую операцию против талибов в приграничной афгано-пакистанской зоне. Но первой в бой была брошена все же пакистанская армия. 6 мая начались масштабные боевые действия в районе Макаланд (Северо-Западная приграничная провинция), куда входит и долина Сват. Это - четвертая по счету наступательная военная операция в этой части Пакистана. Предыдущие приводили только к тому, что талибам всякий раз удавалось перегруппировать свои силы и вновь возвращаться на «свою» территорию.

В феврале нынешнего года при посредничестве местного религиозного лидера Суфи Мухаммада талибы подписали с Исламабадом соглашение, которое предусматривало даже введение шариатской законодательной системы в обмен на прекращение длившегося почти два года восстания против центральной власти. Сват фактически стал «государством в государстве». Поэтому когда премьер-министр Пакистана Юсуф Раза Гилани объявлял о прекращении перемирия и о начале военных действий против талибов в долине Сват, он был близок к истине, заявляя о существующей угрозе суверенитету нации.

В то же время представитель пакистанской армии генерал-майор Атхар Аббас самоуверенно заявлял, что на сей раз военные навсегда покончат с «Талибаном». Вашингтон, который долгое время настаивал на участии в боевых операциях пакистанской армии, приветствовал долгожданные действия Исламабада. На встрече с лидерами Пакистана и Афганистана в Вашингтоне президент Барак Обама ясно дал понять, что США крайне заинтересованы в неустанном натиске на «Талибан».

А на недавних слушаниях в сенатском комитете по иностранным делам, где рассматривалась так называемая «долгосрочная афганская перспектива», спецпредставитель администрации Обамы по политике в отношении Пакистана и Афганистана Ричард Холбрук заявил, что в этом регионе мира для США очень многое поставлено «на карту». Он предупредил сенаторов, что невозможно добиться военного и политического успеха в Афганистане, если западные районы Пакистана останутся убежищем для «Талибана» и «Аль-Каиды». В то же время опытный американский политик предупредил: цель добиться стабилизации обстановки в этом регионе настолько труднодостижима, как ничто другое, с чем он сталкивался за свою длительную карьеру на дипломатическом поприще. «Мы находимся в Афганистане и Пакистане из-за 11 сентября, из-за того, что «Аль-Каида» и ее союзники окопались в западном Пакистане и обязались, обещали, предсказали и угрожают снова сделать то же с нами и в других странах, – говорил Холбрук. – Причина, по которой мы считаем Пакистан одним из важнейших, если не наиважнейшим, приоритетом, состоит в том, что экстремисты в этой стране угрожают непосредственно нам». То есть по сути Вашингтон признал факт войны на «три фронта» - афганском, пакистанском и американском.

Похоже, что прогнозы Холбрука в некоторой части сбываются. События в зоне боев пока развиваются по типичному «афганскому сценарию». Но, как это почти всегда бывает в Афганистане, под ударом пока оказались мирные жители. Верховный комиссар ООН по делам беженцев Антонио Гутьеррес назвал кризис с беженцами в Пакистане «беспрецедентно крупномасштабным осложнением ситуации». Госдепартамент США уже определил, что потребности гражданского населения, бежавшего из долины Сват и соседних регионов на северо-западе Пакистана, оцениваются всего в пять миллионов долларов. Правда, только в качестве первоначальной выплаты. Но чтобы реализовать даже эту сумму, необходимо хоть как-то стабилизировать обстановку в приграничной зоне. Это не получается, несмотря даже на то, что, по данным Би-би-си, 15 тысяч пакистанских солдат сражаются с 4 - 5 тысячами боевиков, которые не собираются складывать оружие.

Талибы изменили тактику

Бои в долине Сват показывают, насколько сильным остается еще «Талибан». Более того, по мере увязания пакистанской армии в боях с «ограниченным контингентом талибов» начинает расти их влияние и контроль над некоторыми другими районами страны Пакистана. Речь идет о северо-западной пограничной провинции и прилегающей к ней зоне племен вдоль границы с Афганистаном. По сообщениям арабского телеканала «Аль-Джазира», война начинает принимать новый оборот: один из лидеров «Талибана» потребовал от государственных чиновников публично отказаться от борьбы в долине Сват, «иначе им самим и их семьям грозит смерть». Одновременно талибы потребовали от Исламабада внести «ясность» в вопрос, кто из политических деятелей страны публично поддерживает военную операция в долине Сват, а кто нет.

Это - «тонкий» ход с их стороны. Потому, что нынешний ход событий вызывает у пакистанских политиков неоднозначные оценки. Правительство утверждает, что его действия якобы поддерживает широкий партийный фронт, однако когда несколько дней назад премьер-министр выступал с речью в парламенте, зал был наполовину пуст. Пакистанские политики, особенно из южных областей, публично заявляют, что с ними не посоветовались, начиная эту операцию, и грозят отозвать свою поддержку федеральной власти. Например, известный пакистанский политик Имран Хан заявил, что не согласен с проведением военной операции, но не поддерживает также и талибов. А бывший премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, который в начале операции вел себя очень незаметно, теперь все более открыто выказывает свою поддержку в адрес военных.

Чтобы как-то найти выход из ситуации, премьер-министр Пакистана решил объявить о намерении созвать политический съезд, чтобы обсудить проблему долины Сват. Именно в этом многие аналитики усматривают главную слабость пакистанской политики, которая оказывается в фарватере требований талибов.

Дело в том, что нынешнее пакистанское правительство слишком слабое, чтобы, приняв решение, неукоснительно его выполнить. Его устойчивость до определенной степени зависит от позиции составляющих коалицию политических движений, а также политиков на местах. Если правительство и премьер-министр не желают потерять власть, они вынуждены считаться с такими обстоятельствами. Таким образом, можно констатировать одно: наряду с боевыми действиями талибы проводят и активные политические маневры. Но главную ставку стороны делают все же на боевые действия.

По наблюдениям представителя военного командования США полковника Грега Джулиана, талибы перешли к новой, более сложной тактике действий. Они посылают группировку боевиков, вооруженных и одетых в «пояса шахидов», на штурм государственных учреждений как в Пакистане, так и в Афганистане. Это уже произошло в нескольких провинциях Афганистана, включая Кабул. В этой связи привлекает внимание и заявление министра обороны ФРГ Франца-Йозефа Юнга. Недавно он также отметил изменение тактики действий талибов, но на севере Афганистана. Важно и то, что в ходе недавней операции в Кундузе среди захваченных в плен талибов оказалось большое количество иностранных наемников, в том числе выходцы из государств Центральной Азии и Кавказа.

Поэтому аналитики предупреждают, что у Кабула и Исламабада в запасе может оставаться не очень много времени для нейтрализации угрозы со стороны радикального исламского движения. Например, бывший помощник министра обороны США Эли Краковски оценивает ситуацию опасной именно потому, что, по его словам, первоначально «Талибан» был создан пакистанской разведкой и спецслужбами на саудовские деньги для того, чтобы попытаться стабилизировать Афганистан и держать его под контролем. Краковски предполагает, что если нынешняя военная операция в Свате окажется неэффективной, то скрытые пока в разведслужбах и других госструктурах Пакистана сторонники талибов «выйдут из тени», чтобы через открытый гражданский конфликт захватить власть в стране.

Кадровые маневры Вашингтона

«В стратегическом отношении обеспечение стабильности положения в оснащенном ядерным арсеналом Пакистане стало главным приоритетом США, – считает Энтони Кордесман из Центра стратегических и международных исследований в опубликованном на этой неделе докладе. – Никакая победа в Афганистане или на афгано-пакистанской границе не может иметь никакого значения, если в Пакистане начнется хаос или если к власти придут джихадисты». Чтобы не допустить этого, Белый дом приступил к поискам «своего генерала Жукова».

Президент США Барак Обама сменил главнокомандующего коалиционными силами в Афганистане. Это произошло неделю спустя после встречи Обамы с президентами Афганистана и Пакистана, когда президент США призвал к большей координации совместных действий. Генерала так называемых конвенциональных методов ведения войны Дэвида Маккирнана, который в 2003 году успешно провел первую фазу наступления войск США в Ираке, сменил Стэнли Маккристал из Комитета начальников штабов вооруженных сил Соединенных Штатов.

Свою карьеру он сделал на посту главнокомандующего сил американского спецназа, в состав которых входят отряды «Морских тюленей», «Дельта» и многие другие. Под командованием Маккристала силы спецназа захватили, например, Саддама Хусейна и уничтожили одного из лидеров группировки «Аль-Каида» в Ираке Абу-Мусава аль-Заркауи. Маккристал также считается сторонником доктрины генерала Петреуса, предусматривающей использование военных и дипломатических средств для примирения враждующих сторон.

Но Афганистан – это не Ирак. Поэтому смена командующего и заявленная новая доктрина ведения боевых действий в Афганистане пока ни о чем не говорит. Спецназ США будет вести охоту за лидерами «Талибана» и «Аль-Каиды», уничтожать их линии доставки, контролировать территории и - по советскому опыту - пытаться разворачивать масштабные проекты гражданского строительства и управления. Однако тот же советский опыт доказывает, что так называемая «очаговая цивилизация» в Афганистане вписывается в ментальность афганцев, которые привыкли к слабому, не контролирующему периферию центру. Чтобы действительно установить в этой стране мир, необходимы огромные одновременные многомиллиардные вливания в исторически сложившиеся, помимо Кабула, центры страны для создания и сохранения баланса сил. Но и это возможно только в том случае, когда у афганцев - талибов и не талибов - будет отсутствовать психологическое ощущение «поражения».

Поэтому администрация Барака Обамы, делая основную ставку только на силовой метод борьбы с талибами, действительно рискует надолго «увязнуть» в Афганистане. Поэтому надо отдавать себе отчет в том, что в отличие от Ирака, американцы еще не скоро покинут эту страну, даже если останутся там в одиночестве. А раз так, то России необходимо определяться с афганской проблемой – оказывать содействие США и их союзникам в борьбе с талибами либо, используя накопленный опыт и существующие возможности, помочь НАТО вступить в диалог с теми афганскими силами, которые еще сохраняют возможность влиять на ход событий. Такие силы в Афганистане остались.

Вячеслав НИКОЛАЕВ
20.05.2009


     

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©