НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
УКРАИНСКОЕ ПОЛЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ВОЙН
За все годы независимости Украины так и не была сформирована национальная идея, которая бы удовлетворила все основные группы населения страны. Упор при строительстве государства только на коренную нацию (в данном случае – украинцев) оказался неэффективным. Селянин (хуторянин, фермер) во многом является самодостаточным, более независимым от государства, чем горожанин. Селянин из-за специфики своей сельской жизни проповедует местечковость, ставит собственные интересы и интересы своих родственников и земляков выше интересов какого-то там далекого государства. Массовый же приход селян в города и органы власти (по информации прежнего лидера Аграрной партии в парламенте Екатерины Ващук, до 87 % госчиновников являются выходцами из украинского села) вызвал размывание государственной идеи, ее подменила идея местечковости. Не имея возможности противопоставить горожанам (русские в большинстве своем проживали в городах, во время «оранжевой революции» на некоторых заборах были надписи типа: «Русским – города, хохлам – села») какой-либо глубокой идеи и идеологии, украинцы-селяне начали массово насаждать украинский язык в ущерб промышленности и информационным связям в рамках бывшего СССР (СНГ), украинскую культуру в ущерб остальным жителям страны. По поводу внедрения государственного языка – украинского – в международные отношения ходят даже легенды: в середине 90-х годов украинцы направили в Туркменистан договор на поставки газа на своем государственном языке (то есть на украинском). Туркмены довольно быстро нашли украинца для перевода документа на понятный им язык и отправили в Украину ответ, понятно, также на своем государственном языке. В результате в Киеве довольно долго искали туркмена, который мог бы внятно перевести этот договор на понятный украинцам язык. После этого, как говорят в «Нефтегазе» Украины, дальнейшее общение стало вестись исключительно на русском языке.
Также навязывание галичанского варианта украинской культуры, с возвратом к волам и шароварам, вызывает лишь массовое отторжение и иронию в отношении всей украинской культуры, особенно среди молодежи, которая жаждет войти в современную цивилизацию, ездить на современных зарубежных автомобилях, а не на волах, одеваться от Кардена, а не в шаровары.
Следует признать, что в Украине за ее историю сформировались две украинские культуры – западная и восточная. Западноукраинская (галичанская) формировалась на основе влияния Литвы, Польши, Австро-Венгрии, а также под воздействием католицизма. Образовался особый язык на основе причудливой смеси польского, немецкого, венгерского с местным украинским диалектом. В результате даже хорошо владеющие литературным украинским языком не понимают местного диалекта. Именно этот вариант украинского языка (в ущерб экономическим, культурным и иным связям) сегодня пытаются навязать Украине представители Галиции, проникшие в органы власти в первый период независимости Украины, а теперь во внушительном количестве находящиеся в окружении Виктора Ющенко.
Восточноукраинская культура формировалась под влиянием России, православия и двуязычия (русского и украинского языков). В результате за 350 лет со времени соединения Украины и России на этой территории образовалась своя особая украинско-русская культура, составные элементы которой дополняли друг друга. Сегодня именно эту культуру представители западных регионов третируют как «не украинскую» и «имперскую».

Восток Украины является таким же уникальным в культурном отношении формированием, как и запад Украины. Так, в течение последних 350 лет после Переяславской рады восток и юг Украины, а в какой-то мере и центр сумели сформировать свою особенную культуру, в которой органически слились наиболее яркие и самобытные черты Украины и России – украинцев и русских.
Население Западной Украины постоянно находилось под давлением католицизма (Литва, Польша, Австро-Венгрия) и стремилось в таких условиях сохранить свою самобытность. Сейчас население западных регионов массово выезжает на работы в страны Западной Европы, поэтому их жители стоят за движение Украины в Европу. Центр и восток Украины развивались в дружественном окружении единоверцев. Поэтому Донецк, Днепропетровск или Харьков в большей степени ориентированы на Россию, чем на Украину. С учетом имеющегося экономического потенциала значение этих регионов становится стратегическим для дальнейшего развития Украины. Главное – правильно распорядиться этим потенциалом.
Вспомним ситуацию, которая сложилась накануне провозглашения Украиной независимости. Тогда массовые выступления более активных представителей западных регионов Украины, поддерживаемых представителями США и Европы, привели к тому, что тогдашний представитель Компартии Леонид Кравчук сумел провести референдум о независимости Украины, а затем переиграть Бориса Ельцина, заставив его подписать нелегитимный договор о денонсации Союзного договора, что привело к ликвидации Советского Союза как государства.
После таких «героических» действий Л. Кравчук был избран первым президентом независимой Украины. Понятно, что в такой ситуации он не был поддержан востоком Украины, который продолжал сохранять тесные связи с Россией, надеясь, что отделение Украины будет временным и недолгим «казусом» новейшей истории. Даже нынешние государственные символы Украины не были восприняты населением востока и юга страны, и на многих сельсоветах еще долгое время висел красно-синий флаг, а офицеры на фуражках носили советские кокарды.
Основной слабостью представителей восточных регионов, в том числе и Виктора Януковича, при их приходе в столицу, в систему государственной власти, являлось то, что они приходили на идеологию представителей Западной Украины. Поэтому представители востока Украины, пришедшие во власть, постоянно пытались подстроиться под уже существующие правила игры. Свои же правила они навязать не могли, поскольку у них отсутствовала собственная идеология.
Что бы ни заявляли В. Янукович и В. Ющенко о недопущении раскола украинского народа, об объединении Украины, но восток остается востоком, а запад – западом. И соединить их будет очень и очень трудно. Такое противостояние востока и запада Украины уже было в истории в 1918–1920 годах. Так, в период существования Центральной рады давление галичан привело к тому, что восток Украины отсоединился от запада и даже начал с ним войну. В результате вся Украина была оккупирована немцами. К сожалению, уроки истории так ничему и не научили нынешних руководителей Украины, которые ориентируются только на идеологию и культуру Западной Украины. Они по-прежнему считают себя носителями истинного украинства, за что другие регионы Украины должны их содержать и полностью им подчиняться.
Возможно, что если бы в восточных регионах формировали собственную восточноукраинскую идеологию на основе существующей культуры и менталитета населения, то это создало бы какой-то противовес западным регионам, заставив их на равных разговаривать с востоком и уважать мнение его жителей. Кроме того, необходимо создать в одном из городов востока Украины (Харькове, Донецке, Днепропетровске, Чернигове и др.) центр восточного украинства (в противоположность Львову). Это позволило бы представителям востока Украины, пришедшим во власть, опираться не только на экономику, но, прежде всего, на идеологию, которая поддерживалась бы основной частью населения в центре, на востоке и юге страны, а России – получить мощную базу поддержки дружественного населения, и прежде всего из числа молодежи. Однако ничего подобного не произошло.
Тем не менее в Украине началось некое подобие движению сопротивления навязыванию галичанских ценностей. Особую популярность и скандальность прибрела книга Олеся Бузины «Вурдалак Шевченко», в которой он на основании многочисленных документов показал, насколько неприглядной в моральном отношении личностью был кумир националистов Тарас Шевченко. Несмотря на истерические заявления националистов и подачу на автора в суд за оскорбление чести и достоинства Т. Шевченко, они так и не смогли ничего сделать – все пять судов О. Бузина выиграл и взялся за украинскую историю основательно. На страницах популярной в народе газеты «Киевские ведомости» периодически появляются его статьи, в которых он разоблачает очередного кумира украинских националистов.
После обретения независимости новые власти Украины сделали ставку на идеологию националистического запада Украины, боровшегося за независимость. Однако парадоксальность ситуации состояла в том, что, хотя борцов за независимость Галиции и было достаточно много, они не имели ни теоретических знаний, ни практического опыта в государственном строительстве. В такой ситуации основные государственные посты в экономике, финансах, политике продолжали оставаться в руках бывших представителей Компартии, а представителям западной части страны была отдана сфера идеологии и культуры. К наиболее рьяным проводникам украинизма галичанского типа следует отнести Владимира Яворивского, Дмитра Павлычко, Ивана Драча, Левко Лукьяненко и ряд других прошлых и нынешних украинских деятелей «культуры», многие из которых находятся в окружении Виктора Ющенко. У них всё русское вызывает не раздражение, а откровенную злобу.
Именно этой группой националистов были сделаны многочисленные попытки уничтожить всё русское. В парламент неоднократно направлялся закон, в котором предлагалось под угрозой уголовного наказания запретить употребление русского языка в общественных местах. В государственных учреждениях вводились надсмотрщики, в обязанность которых входило следить за тем, чтобы работающие там государственные служащие не употребляли русский язык даже в общении между собой. За это полагался штраф.
Однако постепенно стало ясно, что такие «драконовские» меры по насильственной украинизации приводят не только к отторжению населением восточных регионов и Крыма всего украинского, но и значительно затрудняют экономические связи с Россией и другими государствами СНГ. Поэтому постепенно движение к ускоренному внедрению украинства на всей территории страны стало спадать, но взамен приобрело государственный масштаб и плановость. Русские школы стали просто уничтожать, особенно в столице и западных регионах. Преподавателей школ и вузов обязали переводить свои предметы на украинский язык, несмотря на отсутствие соответствующих учебников и уровень развития украинского языка в отдельных научных отраслях. В этой связи стали изобретать новые слова, которые даже у исконных украинцев вызывали просто смех. Например, мутра – «гайка», слухалка – «телефонная трубка», скрынька перепехунцив – «коробка передач», пыхвознавець – «гинеколог» и многие другие. Разрабатывались государственные программы, создавались институты и выделялись бюджетные средства. Вскоре завзятые украинцы стали понимать, что на своем украинстве можно неплохо заработать. В итоге украинство стало не национальностью, а профессией, приносящей хорошие прибыли.
Через своих представителей в парламенте периодически лоббировались законы, которые еще больше вызывали раздражение у населения восточных регионов и предпринимателей. Так, например, был принят закон (впоследствии отмененный), согласно которому рекламные объявления в СМИ должны в обязательном порядке выходить на украинском языке. Это вызвало раздражение широких групп населения и предпринимателей, поскольку теперь Александра Пушкина должны были называть Сашко Гарматкин, а Льва Толстого – Левко Дебелый и т. п.
Тем не менее, несмотря на тихий ропот востока Украины, галичанская идеология стала фактически государственной идеологией. Русский язык приравнивался к языку национальных меньшинств, хотя на нем разговаривает практически около половины, если не более, населения страны. При этом представители галицкого украинства фактически продолжали спекулировать на национальном вопросе. Так, обвиняя Россию в дискриминации украинского населения, проживающего на ее территории, они заявляли, что в ней не создано достаточного количества украинских школ. Такое же обвинение раздавалось и в отношении руководства Крыма и восточных областей. Это являлось настоящей подтасовкой фактов, поскольку следует говорить не о национальной (этнической) принадлежности, а о том, какой язык тот или иной гражданин Украины считает родным. Большинство русских, живущих в западных областях Украины, считают своим родным языком украинский, а украинцы, живущие в восточных областях и Крыму, – русский. Но когда националистам для решения языковой проблемы предлагали провести всеукраинский референдум, они с возмущением отказывались, ссылаясь на статью 10 Конституции Украины, в которой государственным языком определен только один – украинский.
Однако через систему образования – школьного и высшего – в умы молодого поколения Украины стали постепенно, но настойчиво внедряться постулаты о том, что врагом всего украинского является, прежде всего, Россия, которая «угнетала» Украину и ее население, а во времена Советского Союза бессовестно грабила ее природные богатства. История отношений русского и украинского народов искажалась в угоду галичанским министрам культуры, образования и науки и т. д. В результате оказалось, что сотрудничавшие с гитлеровцами бойцы УПА были подлинными «борцами за независимость» Украины, а воины Красной армии – оккупантами, которые издевались над украинскими девушками, отрезая у них на допросах груди. И такая чушь серьезно обсуждалась на государственном уровне и передавалась по государственным каналам СМИ!
Европа, наоборот, преподносилась как освободительница от «империи зла» в лице Советского Союза, правопреемницей которого стала Россия. Причем «имперские» устремления России строго осуждались, а устремления США в отношении Украины преподносились как благо для страны и ее населения. При этом самым печальным было то, что Россия практически самоустранилась из информационного пространства Украины. То небольшое количество российских газет, которые продавались и продаются в украинских киосках, из-за их дороговизны стали практически недоступны массовому читателю. А адаптация таких изданий, как «Труд», «Комсомольская правда в Украине» и некоторые другие, выхолащивала их в угоду представителям западных регионов, находящимся у власти. В итоге политика России до большинства населения Украины доходила в таком искаженном виде, что порой ее невозможно было узнать. Киоскеры, продающие украинские газеты на русском языке, неоднократно жаловались, что приезжающие в столицу «щирые» украинцы с запада чуть ли не с кулаками требовали от них выбросить газеты на оккупационном языке и отвечать им только на государственной «мове» (языке).
В этой связи не удивительной является такая массовая поддержка студенческой молодежью В. Ющенко и, наоборот, поддержка В. Януковича именно со стороны населения среднего и старшего возраста, которое понимает истинную цену для Украины экономических связей с Россией.
Следует также сказать о том, что пришедшие в Украине к власти галичане стали проводить политику перераспределения средств через государственный бюджет в пользу именно западных областей. Так, по данным бывшего губернатора Луганской области Александра Ефремова, из средств, которые области перечисляли в сводный бюджет страны, обратно луганчане получали 51 %, Донецкая область – 36 %, при этом Винницкая – 151,1 %, а Волынская – 228 %. В результате в период массовой убыли населения на востоке Украины убыль населения на западе была нулевой, а в некоторых областях даже наблюдался прирост.
Поэтому понятны опасения жителей востока Украины, которые вполне обоснованно боялись прихода к власти не самого, с их точки зрения, «мягкотелого» Виктора Ющенко, а его националистического окружения, которое оказывает на него серьезное влияние.
Несмотря на то что в рядах «Нашей Украины» немало политиков с ярко выраженным националистическим или радикалистским имиджем, весьма сомнительно, что В. Ющенко и возглавляемая им политическая сила захочет и тем более сможет обеспечить выдвижение и, главное, реализацию программы украинского этнического национализма. Намного вероятнее постепенное, безусловно, довольно медленное и небесконфликтное формирование новой украинской идентичности на основе общегражданских ценностей1.
Как отмечали многие эксперты, страна расколота на запад и восток (о чем руководство Украины предупреждал даже такой ученый с мировым именем, как Хантингтон, – автор теории столкновения цивилизаций), экономические интересы и политические векторы которых явно не совпадают. В результате Л. Кучме пришлось лавировать и при проведении внутригосударственной политики. Основной его принцип – это выстраивание сдержек и противовесов. Так, если усиливались позиции какой-либо финансово-промышленной группы или политической силы, например, на востоке, то тут же следовала поддержка со стороны Л. Кучмы ее оппонентов. Или же через административную систему зарвавшихся сразу же «ставили на место». Через такие «процедуры» прошли очень многие. Достаточно вспомнить конфликт в Закарпатской области в 2000 году с выдвиженцем от СДПУ(о) экс-губернатором Виктором Балогой, который, выполняя негласное указание Кучмы, стал преследовать представителей своей же партии после того, как она попыталась сделать этот регион своей базой в Западной Украине.
Кроме того, за время независимости так и не было выработано стратегического плана строительства государства. В результате различные политические силы боролись и борются между собой за построение своего государства, каким они его представляют. Особенно ярко это проявилось в ходе президентской избирательной кампании и «оранжевой революции» в различном подходе к дальнейшему развитию государства со стороны В. Януковича и В. Ющенко, а также стоящих за ними политических сил и ФПГ.
Последние события привели к тому, что в Украине начал нарастать кризис идентичности, проявившийся в неспособности государства создать необходимые условия для того, чтобы граждане страны осознавали себя как единое политическое общество. Как отметил в своей книге «Стратегическая нестабильность в XXI веке» известный политолог Александр Панарин, «самая большая тайна, ныне скрываемая от нас новой господствующей идеологией, состоит в том, что экономические отношения сами по себе не сплачивают людей». Сплачивает только духовность, общая культура и историческая память, которую сегодня так стараются вытравить из сознания молодого поколения. Эту память несет в себе и передает из поколения в поколение элита народа, не та, которая с бритыми головами ездит на «шестисотых мерседесах», а та, которая в голоде и холоде (так как нечем платить за коммунальные услуги, поднятые до неимоверных высот) продолжает хранить память и традиции народа, не делит Шевченко, Пушкина, Гоголя, Лермонтова на «своих» и «имперских», старается передать эти традиции будущему поколению.

1 Литвиненко А. «Оранжевая» революция: причины, характер и результаты // «Помаранчева» революция. Версии, хроника, документы. – Киев.: Оптима, 2005. – С. 13.     

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©